February 4th, 2010

Доброго утра:)


Сегодня с утра френдлента навела меня на мысль о самом, наверное, комичном памятнике в Москве.
Это почетное место достается, конечно же, Церетелевскому Гулливеру, который типа ПетрI.

А в народе его называют Сеятелем облигаций государственного займа. Ну есть же что-то общее:)


Историю скитаний по миру этой монументальной скульпруты, довольно подробно рассказывает мсье Веллер, в своем сборнике "Легенды Арбата" Лезте сюда: http://lib.rus.ec/b/171997/read#t8 рассказ называется "Гулливер".
В тот год, когда его установили в Москве я пошла в 10 класс.
Помню мой тогдашний двухдневный (быстро надоел) мальчик, привел меня на крымский мост и рассказал стих:
На берегу пустынных вод,
Стоял тот медный идиот.
Моска - столица неужели,
Не за....... Церетели?

Чем сразил меня на повал:)

 А вообще, я очень люблю свой город и пожалуй начну Вам про него рассказывать:)


Buy for 30 tokens
***
...

Старый Арбат


Пообещала Вам рассказывать о Москве и, пока есть время, начну.

Ну, спрашивается с какой улицы может начать рассказ о Москве бывшая хиппи? Ну конечно со Старого Арбата.

Данные Википедии по этому месту тут: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D1%80%D0%B1%D0%B0%D1%82 будет интересно  - сходите, а буду рассказывать про другой Арбат, про место, которое на несколько месяцев стало для меня практически домом. Я попала туда в 16 лет, попала из толкиенической тусовки, просто встретила в нескучном хиппи, которые просто взяли с собой. Была весна, целая весна, которую я провела на Арбате. В тусовке меня считали алдовой, не знаю почему, возможно потому, что я ходила в компании ветеранов Арбата и никто не знал, что я там всего пару месяцев.

А ведь я даже не знаю, что там сейчас… Осталась ли туса… Арбат закрылся от меня, как только я перестала к нему приходить.

Кому-то может показаться странным такое отношение к улице, но Арбат - это не просто дома и брусчатка. Эта улица имеет двойное дно. Два мира. Живущих параллельно, но совершенно не касающихся друг друга. Это удивительно. Один мир гуляющих и иностранцев, цивильный мир, на языке хиппи и другой мир – мир неформалов всех мастей и принадлежностей. Они живут своей жизнью. Для неферов на Арбате есть двор с качелями, есть малая крыша, есть стена. Гуляющие замечают их всего этого лишь стену Цоя, ну потому, что ее нереально не заметить.

Для гуляющих на Арбате есть памятник чете Пушкиных,

Чуть подальше идет по бульвару незабвенный Булат Шалвович,

Для гуляющих работают художники и поют музыканты…

Но есть и другой Арбат, которого реально не видно из обычного мира, я знаю точно потому, что была и на той и на другой стороне. И до сих пор вспоминаю то время, когда Арбат открылся мне с тоскливой нежностью. Я просто приходила, приходила туда каждый день, садилась под аптекой и открывала книжку. И обязательно кто-нибудь подходил, подсаживался, куда-то звал, начиналась движуха… Но больше всего я любила эти дивные минуты наедине с Арбатом.. Ах как давно это было. Как давно я последний раз могла себе позволить хотя бы на пару часов потеряться и ощутить себя наедине с Моим Городом. Оказаться в его сердце и открыть свое ему навстречу.


(no subject)

— Мы столько раз с тобой говорили, в чем же наше отличие от Темных… — тихо сказала Светлана. — Я нашла еще одну формулировку. Мы — добрые пастухи. Мы бережем стадо. Наверное, это уже немало. Но только не надо обманываться самим и обманывать других. Никогда все люди не станут Иными. Никогда мы не откроемся перед ними. И никогда не позволил людям построить более-менее приличное общество. Капитализм, коммунизм… дело не в этом. Нас устроит только мир, в котором люди будут озабочены размером кормушек и качеством сена. Потому что как только они вынут голову из кормушки, оглядятся и увидят нас — нам придет конец.